Журнал безбожник у станка карикатуры

«Я – безбожник»

В 1920-30-е годы в Советской России проводилась массовая антирелигиозная пропаганда. Особую роль в идеологической кампании, направленной против церкви, играл сатирический журнал «Безбожник у станка» (журнал в первую очередь был ориентирован на рабочих, отсюда и такое название). Первый номер этого издания вышел 4 января 1923 года. На его обложке был изображен рабочий, взбирающийся на небо, к богам, которые в страхе разбегаются в стороны при виде его грозного молота. Подпись к карикатуре гласила: «С земным царем разделались, принимаемся за небесных».

Журнал издавался Московским комитетом партии и фактически являлся печатным органом такой одиозной организации, как Союз воинствующих безбожников. Во главе её стояли видные деятели большевистского режима: Луначарский, Калинин, Крупская, Горький.

Следы прежней духовной жизни уничтожались советскими воинствующими атеистами с поразительной методичностью. «В бой против богов! Единым пролетарским фронтом против этих шкурников! За дело, за работу!» – призывал население с газетных страниц главный теоретик партии Бухарин.

«Пионеротряды, принимайте всюду участие в борьбе за закрытие церквей!» – гласил лозунг, брошенный другим видным большевиком. Вскоре в стране развернулось настоящее соцсоревнование между участниками первой антирелигиозной пятилетки. Организация воинствующих безбожников быстро стала массовой. Миллионы её бойцов платили членские взносы и исправно участвовали в разрушении храмов, «антипоповских» демонстрациях и тому подобных мероприятиях. В школах и институтах проводились зачистки неугодных преподавателей под издевательски циничной вывеской конкурсов на самого богомольного учителя.

Все эти мероприятия освещались в одном из самых популярных «развлекательных» изданий СССР – журнале «Безбожник у станка». Каждый месяц целевым назначением на его издание Московский комитет партии перечислял несколько сотен тысяч рублей. Не удивительно, что журнал издавался с поистине американским шиком – на великолепной бумаге, в цвете. Штатные и внештатные сотрудники его редакции получали такие же высокие зарплаты и гонорары, как работники главной газеты страны «Правда». Главред «Безбожника» Емельян Ярославский пользовался служебным автомобилем и был вхож во многие кремлёвские кабинеты. Поносить Бога и издеваться над чувствами миллионов верующих соотечественников было очень выгодно в стране побеждающего социализма.

Читайте также:  Станок для производства решеток гриль

Душой «Безбожника» был художественный редактор журнала – Моор. В каждом номере появлялось множество его рисунков, которые заполняли почти все 16 страниц издания. Бога-Отца художник обычно изображал как тучного старика с окладистой седой бородой и нимбом вокруг лысой головы. В этом типаже читатели журнала – комсомольцы, сотрудники совучреждений, бойцы и командиры Рабоче-крестьянской Красной армии без труда могли узнать знакомые черты главных врагов новой власти – попов и деревенских кулаков.

Рядом с Богом-Отцом часто изображался его возлюбленный сын Иисус Христос, которого Моор показывал в облике старорежимного утончённого интеллигента в пенсне. Вот-вот должны были начаться суды над не эмигрировавшими из страны царскими специалистами, которые помогли большевикам в короткие сроки восстановить разрушенное войной хозяйство и организовать промышленность, науку, образование. Но советская власть всегда с презрительным недоверием относилась к интеллектуальной элите бывшей империи, и Моор как ангажированный властями автор чувствовал социальный заказ.

Безбожник-сатирик часто издевательски изображал и носатого бородача Аллаха, напоминающего на карикатурах Моора главаря басмачей и иудейского Иегову, почему-то с одним глазом. Тысячи читателей журнала находили эти рисунки очень забавными. Осталось множество воспоминаний о репродукциях из «Безбожника», украшавших в 20-30-е годы скромные комнаты в рабочих и студенческих общежитиях, висевших в советских конторах, в бытовках геологов и строителей, палатках военных. «Безбожник у станка» становится обязательной принадлежностью каждого рабочего клуба, избы-читальни.

Такая слава стимулировала Моора постоянно совершенствовать своё исполнительское мастерство и искать новые творческие приёмы. Он нашёл на московских улицах задорного беспризорника с простым симпатичным лицом и сделал из него, как бы теперь сказали, популярный бренд. Благодаря Моору малолетний безбожник Антипка со страниц популярного издания стал символом нового поколения борцов с религией. Рисунки и истории с участием Антипки на протяжении многих лет появлялись в каждом номере «Безбожника».

Если в СССР талантливые карикатуры Моора были мега-популярны, то за границей они вызывали ярость, ненависть и шок. Дело в том, что советским идеологическим органам удалось организовать распространение журнала во многих западных странах. Да и многие зарубежные издательства и газеты в погоне за прибылью перепечатывали забавные карикатуры Моора. Имя советского художника-безбожника неожиданно стало очень известным в Англии, Германии, во Франции и ещё некоторых странах. Лондонская газета «Морнинг пост» даже специально держала в Москве своего корреспондента, который следил за кощунственным творчеством Моора.

Если оценивать реакцию цивилизованного мира на происходящее в СССР, то главным её лейтмотивом всё-таки было не омерзение, а скорее острое любопытство. Казалось, Запад с изумлением добропорядочного обывателя следит за дьявольскими экспериментами вконец распоясавшегося террориста от искусства. Хотя, конечно, были и протесты. Некоторые иерархи зарубежных церквей, например архиепископ Кентерберийский, публично осудили разрушительную деятельность Моора. Но конечно, такая реакция только льстила убеждённому большевику и безбожнику.

В те годы Моор буквально купался во всеобщем восхищении и наверняка ощущал себя победителем. Это было время триумфа таких, как он, фанатичных богоборцев.

Не случайно Булгаков, который, как известно, был человеком искренне верующим, ввёл в свой роман о посещении дьяволом Москвы литературных персонажей, многих из которых исследователи творчества писателя без труда впоследствии идентифицировали. Вспомним знаменитую учёную беседу литераторов на Патриарших прудах ещё до того, как здесь появился Воланд. Молодого поэта, выслушивающего наставления крупного писательского функционера Берлиоза, звали Иван Бездомный, что явно созвучно имени и фамилии Демьяна Бедного – одного из постоянных авторов журнала «Безбожник у станка» и других антирелигиозных советских изданий. В 1925 году обласканный властью поэт, даже живущий в Кремле – в соседях у первых лиц партии. опубликовал кощунственный, полный невежественных и оскорбительных пассажей «Новый Завет без изъяна евангелиста Демьяна».

Дмитрий Моор. «Новый Завет без изъяна евангелиста Демьяна»

Первый же номер интересующего нас журнала назывался «Безбожник-коровий». Дело в том, что в самом начале своего существования журнал осторожно позиционировался как крестьянский, «пишущий о коровьем здоровье и о том, как знахари и попы скот губят». Но если мы вернёмся к бессмертному роману, то вспомним, что Коровьевым звали рыцаря из свиты дьявола, который попал к нему в услужение за то, что неудачно пошутил…

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Источник

Журнал «Безбожник» и другая антирелигиозная пропаганда в СССР

Советская власть на первом этапе своего существования большое внимание уделяла антирелигиозной пропаганде, как среди детей, так и среди взрослых. С 1922 года в СССР издавалась газета «Безбожник», вокруг которой быстро сложилась сеть корреспондентов и читателей. Благодаря им в августе 1924 года в Москве было образовано Общество друзей газеты «Безбожник».

I съезд ОДГБ, который состоялся в апреле 1925 года, постановил создать единое всесоюзное антирелигиозное общество, получившее название «Союз безбожников». В том же году появился ежемесячный научно-методический журнал «Антирелигиозник», который стал органом Центрального Совета Союза безбожников СССР.

С 30 января по 4 февраля 1932 г. в Москве проходила XVII партийная конференция, одобрившая план развития промышленности на 1932 год и принявшая директивы к составлению второго пятилетнего плана социалистического строительства. На конференции была сформулирована главная политическая задача второй пятилетки — окончательно ликвидировать капиталистические элементы и классы вообще, полностью уничтожить причины, порождавшие классовые различия и эксплуатацию, преодолев пережитки капитализма в экономике и сознании людей, превратив все трудящееся население страны в сознательных и активных строителей бесклассового социалистического общества.

Задачи, как видим, были поставлены, и цели определены. Для религиозных организаций эта определенность XVII партконференции была равносильна приговору. Сознательные и активные строители нового общества не могли быть носителями «религиозной заразы». Антирелигиозную деятельность необходимо было усилить. Разумеется, Союз воинствующих безбожников не мог стоять в стороне от этого дела. И действительно, к ноябрю 1931 г. в его рядах числилось уже свыше 5 миллионов членов, объединенных в более чем 60 тысяч ячеек (а ведь в 1926 г. в Союзе было только 87 тысяч человек, в 1929 г. — 465 тысяч, а в 1930 г. — свыше 3,5 миллиона!). Тиражи антирелигиозной литературы также увеличивались год от года: если в 1927 г. организации безбожников издали книг и брошюр общим объемом в 700 тысяч печатных листов-оттисков, то в 1930 г. — уже свыше 50 миллионов. Тираж газеты «Безбожник» в 1931 г. достиг полумиллиона экземпляров, а тираж журнала «Безбожник у станка» — 200 тысяч. Вовсю организовывались кружки юных безбожников (к концу 1931 г. в них было 2 миллиона человек). Кстати сказать, в 1932 г. в государственном антирелигиозном издательстве тиражом 12,5 тысячи экземпляров вышел и первый том пятитомного сборника председателя ЦС СВБ Е.М. Ярославского «Против религии и Церкви».

На какие средства Союз жил и содержал свою бюрократию, занимался издательской деятельностью? Официально — на членские взносы (60 копеек с горожанина и 24 копейки от жителя деревни), а также доход от литературного издательства. Реально — помогало государство, заинтересованное тогда в усилении безбожной пропаганды. Именно государство было заинтересовано в создании специальных антирелигиозных рабочих университетов — специальных учебных заведений, создававшихся с целью подготовки антирелигиозного районного актива буквально накануне нового наступления на религию и Церковь в СССР. Первый такой университет появился в Рогожско-Симоновском (Пролетарском) районе Москвы. В 1930 г. в Москве был даже издан сборник программ и материалов «Рабочего антирелигиозного университета». Средства на создание такого университета во всех крупных городах СССР могла предоставить только центральная власть.

Перепись населения, прошедшая в 1937 г., стала своего рода барометром религиозных настроений, имевших место в советском обществе. Внесенные в опросные листы по личному указанию Сталина вопросы о религиозных убеждениях дали потрясающую информацию: из 30 миллионов неграмотных граждан СССР старше 16 лет 84% (или 25 миллионов) признали себя верующими, а из 68,5 миллиона грамотных — 45% (или более 30 миллионов). Даже скорректированные властями, эти цифры заставляли признать явные неуспехи тотальной борьбы с религией и Церковью. Декларированные цели достигнуты не были, хотя НКВД весьма много сделал для «искоренения» религиозных деятелей всех конфессий. Необходимо было принимать какие-либо меры, в том числе и «оживлять» Союз воинствующих безбожников.

Летом 1941 года, после начала Великой Отечественной войны, издания Союза воинствующих безбожников были закрыты, а Союз практически прекратил свое существование. В 1947 году функции пропаганды научно-атеистических знаний были переданы вновь созданному Всесоюзному обществу «Знание».

Бессменным лидером Союза воинствующих безбожников и редактором его печатных изданий был Емельян Ярославский(Миней Израилевич Губельман), который ещё в 1898 году, в возрасте 20 лет вступил в РСДРП, организовал первый марксистский кружок среди рабочих Забайкальской железной дороги, а также кружок учащихся. С октября по декабрь 1905 года был одним из руководителей рабочего движения в Ярославле (отсюда и псевдоним Ярославский).

В июле 1917 года Емельян Ярославский вернулся в Москву, создавал военную организацию партии, был одним из руководителей большевистской газеты «Социал-демократ», осенью 1917 года редактировал газету «Деревенская правда». Был делегатом VI Съезда РСДРП(б), членом Московского военно-революционного комитета, одним из руководителей вооруженного восстания в Москве. От большевиков Москвы был депутатом Учредительного собрания. В 1918 году был комиссаром Московского военного округа, потом работал в Перми и Омске. На 8 и 9 Съездах партии избирался кандидатом, а на 10 и 11 Съездах — членом ЦК РКП(б), в 1921 году работал секретарем ЦК. На 12-16 съездах партии Ярославский избирался членом ЦКК ВКП(б), с 1923 года — секретарь партколлегии ЦКК. Был членом ЦИК СССР, редколлегии газеты «Правда» и журнала «Большевик», с 1931 года — председатель Общества старых большевиков, с 1937 года — депутат Верховного Совета СССР, с 1939 года — академик и член ЦК ВКП(б). Скончался 4 декабря 1943 года. Похоронен у Кремлевской стены.

Источник

Опиум для народа или «Безбожник у станка».

Недавние кровавые события с Шарли Эбдо показали, что «шутки» с религией и чувствами верующих — очень сомнительная, по сути своей, идея.

В нашей же истории есть страница, связанная с насаждением не просто атеизма, но воинствующего атеизма. Тогда ведущая роль в этом отводилась различным печатным СМИ, продолжительность существования которых напрямую зависела от того, насколько «зубатыми» и смелыми в «обличении» они окажутся. Одним из таких был журнал «Безбожник у станка» , который выходил с 1923 по 1931 годы (существовала еще газета «Безбожник», сатирический журнал «Безбожный крокодил»). Порадовали меня некоторые факты из его «биографии». Во-первых, история названия. Так как с грамотностью тогда были большие проблемы, то решили не выпендриваться на иностранный лад и назвать так, чтобы любому представителю рабоче-крестьянской было ясно и понятно. А то, что суть оскорбительна, так мы же коммунисты и негоже нам скрывать свои убеждения. Во-вторых, журнал пользовался-таки популярностью. Ему даже удалось проникнуть за границу, в частности, в Англию и Америку, где он встретил неподдельный интерес со стороны рабочего люда. Но в 1925 году, после протестного выступления архиепископа кентерберийского в Англии его официально запретили (потом и Германия поступит также). Даже в стране советов нередко звучали упредительные комментарии в адрес редакции из-за слишком уж крутой и жесткой сатиры. Журнал не только призывал бороться с попами (он выступал против любой религии в принципе), но и «ковал» кадры атеистическо-ориентированной молодежи, устраивал разнообразные конкурсы на лучшего учителя-антирелигиозника (бедные учителя!) и т.д.

«Юмор» и сатира не были однородными. Зависело не только от темы, но и от мастерства художника. С позиции сегодняшнего дня многое было не шибко утонченным, можно сказать примитивным, но зато «дешево и сердито» — Иисус-самогонщик, Бога называли «сволочью» и все в том же духе.

Самое интересное, что авторами карикатур выступали знаменитые художники, которых мы знаем как классиков «канонического» советского искусства.

Например, главным вдохновителем был Дмитрий Моор, основоположник советского политического плаката, автор всем известного «Ты записался добровольцем?». А посмотрите, что он тут вытворял, самый первый номер:

Источник

Оцените статью