Запуск печатного станка по команде госбанка

Гениальная афера: как ЦБ запустил печатный станок и не нарушил закон

На прошлой неделе глава Центрального банка РФ Эльвира Набиуллина заявила, что вводиться новый механизм поддержки экономики банков, как долгосрочные репо, простыми словами банки смогут занимать рубли у ЦБ под залог залог ценных бумаг.

За хитрыми словами и действиями скрывается простая истина: государство не хочет тратить Фонд национального благосостояния (последний резерв), а деньги нужны, даже не на пакеты мер поддержки бизнесу и населению, а просто чтобы покрыть дефицит бюджета и заплатить зарплату бюджетникам.

По оценке Минфина, с нефтью по 30 долларов за баррель (базовый сценарий) бюджет 2020 потеряет 4 триллиона рублей доходов, это 4,4 триллиона рублей в денежном выражении, 21% от размера самого бюджета (20,8 трлн рублей).

В СМИ мелькает красивый термин — государство в лице ЦБ запустило » QE по русски «, но на самом деле за этим красивым фразеологизмом скрывается до боли знакомое каждому русскому слово » пирамида «.

Как же работает эта » пирамида «? Минфин выпускает ОФЗ —> банки их покупают и тут же закладывают их ЦБ, чтобы получить ликвидность (рубли) —> ЦБ запускает печатный станок, чтобы дать эти рубли. И, вуаля, закон не нарушен.

Недавно, ЦБ снизил ставку рефинансирования на 0,5%, плюс Набиуллина уже анонсировала снижение ставки еще на 1%. Получается, схема становиться еще более гениальной, теперь ЦБ будет печатать деньги, обменивать их на ОФЗ, по которым оно стало платить меньше (ключевая ставка снизилась, процент по ОФЗ снизился).

Читайте также:  Оптико шлифовальный станок 395 мф 10

ЦБ, чтобы обойти законодательный запрет на «печатание денег» для покрытия «дыры» в бюджете и срыть от народа допэмиссию рублей, придумало схему с репо.

Теперь один маленький вопрос: что происходит в стране, если денег стало больше, а товаров как было столько и осталось? Правильно, инфляция !

Кто бы, что не говорил, но я считаю, что даже в среднесрочной перспективе курс рубля ослабнет. Мои размышления можете почитать в статьях:

Источник

К чему приведет включение «печатного станка» центробанками

Уникальность нынешнего кризиса складывается из нескольких аспектов. Во-первых, это его планетарный масштаб. Внезапная остановка экономики коснулась практически одновременно 210 стран и территорий, что можно сравнить с природным катаклизмом, затрагивающим всю планету, говорит главный аналитик Совкомбанка Михаил Васильев.

Во-вторых, это широта экономического паралича. Карантинные меры были введены почти во всех странах, плюс люди самостоятельно ограничили активность из-за страха заразиться. В результате пострадали практически все отрасли экономики. Глобальная экономика получила редкий двойной удар — как со стороны спроса, так и со стороны предложения, подчеркивает Васильев. Большинство людей сидят дома и ограничивают покупки только самым необходимым.

В-третьих, это глубина экономического спада. Из-за коронавируса глобальную экономику в этом году ожидает худший спад со времен Великой депрессии 1930-х годов, полагают в МВФ. По прогнозу фонда, мировая экономика в этом году потеряет 3%. «Для большего понимания глубины спада приведем ряд цифр. ВВП США во втором квартале, как ожидается, потеряет рекордные 20-40% после падения на 4,8% в первом квартале. Безработица в США в этом квартале превысит 20% — в два раза больше, чем в мировой финансовый кризис 2008 года. Объем розничных продаж в Китае в марте сократился на 15,8% год к году после падения на 20,5% в январе-феврале. Объем промышленного производства в США в марте упал на 5,4% по сравнению с февралем — это максимальные темпы падения с 1946 года», — рассказывает Васильев.

В-четвертых, это отсутствие понятных методов лечения кризиса и неясные перспективы. Пока люди заперты дома, стандартные методы монетарного и фискального стимулирования экономики работают слабо, отмечает аналитик. «Настоящее лекарство для экономики сейчас находится в руках врачей. Кроме того, присутствует риск второй волны заражения коронавирусом. Социальное дистанцирование, вероятно, еще долго будут присутствовать в жизни, что будет подавлять экономическую активность», — допускает Васильев.

Источником последнего мирового кризиса 2008 года стала финансовая сфера в развитых экономиках, поэтому методы лечения глобальной экономики были понятны. Кроме того, Китай тогда сохранил квартальные темпы роста на уровне 6-12% и фактически вытянул мировую экономику. В этот же кризис Китай оказался эпицентром вируса, а ВВП Китая в I квартале потерял 6,8%.

Беспрецедентные шоки требуют беспрецедентных ответных реакций со стороны правительств и центральных банков. Главной задачей властей стало быстрое оказание помощи пострадавшим отраслям, чтобы сохранить как можно большую часть экономического потенциала.

По мнению Васильева, ведущие центробанки (ФРС США, ЕЦБ) сработали оперативно, применили весь арсенал, накопленный с кризиса 2008 года, расширили его и добавили новые инструменты. ФРС США достаточно быстро купировала кризис долларовой ликвидности в мире, предотвратив перерастание экономического шока в финансовый кризис. Кроме того, Федрезерв постарался восстановить предоставление необходимых кредитов для пострадавшего малого и среднего бизнеса, городов и штатов.

Фактически центробанки в этот кризис задействовали все известные на сегодня инструменты — включение печатного станка и заливание рынков ликвидностью хорошо сработали в предыдущий кризис. Однако, этот инструмент имеет серьезные побочные эффекты и его эффективность для реальной экономики снижается, считает Васильев.

По мнению старшего аналитика «БКС Премьер» Сергея Суверова, монетарная поддержка центробанков, включая выкуп мусорных облигаций, позволила предотвратить массовые дефолты предприятий с уже необратимыми последствиями. Монетарные стимулы центробанков действовали параллельно с фискальными стимулами властей.

«Однако такие меры несут риски пузырей на финансовых рынках и спасения неэффективных предприятий-зомби. Такие компании могли бы разориться в результате кризиса, что способствовало бы в конечном счете оздоровлению экономики. Предпосылки нового кризиса состоят в том, что в результате мировая экономика станет менее эффективной, так как будет ориентироваться не на рыночные механизмы, а меры господдержки», — констатирует Суверов.

Источник

Что означает «включить печатный станок»?

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента

Профессор экономики Валерий Черноокий объясняет смысл ставшего популярным выражения

Распечатанные листы сторублевых банкнот на Пермской печатной фабрике Гознака

Владимир Смирнов / ИТАР-ТАСС

В последнее время в средствах массовой информации, в экономических дискуссиях и высказываниях политиков все чаще стало появляться выражение «включить печатный станок». Во многом это связано с предложением Столыпинского клуба по стимулированию экономического роста за счет целевой денежной эмиссии Банка России. Что же обычно понимается под этой фразой и чем «включение печатного станка» отличается от других мер кредитно-денежной политики? Каковы его возможные последствия для экономики? И есть ли примеры успешного использования «печатного станка» для стимулирования экономического роста? Попробуем разобраться.

Сразу стоит сделать две оговорки. Во-первых, наличные деньги в современном мире составляют совсем незначительную часть денежного обращения. И когда мы сегодня говорим о «печатании денег», то речь обычно идет об увеличении остатков денежных средств на счетах в коммерческих банках, то есть о создании электронных денег, а не о физической печати денежных купюр.

Во-вторых, стандартные меры стимулирующей кредитно-денежной политики, такие как снижение ключевой ставки центрального банка, также в определенной мере подразумевают печать денег. Для снижения краткосрочных ставок денежного рынка центральный банк обычно покупает у коммерческих банков краткосрочные государственные облигации или другие ценные бумаги за счет свеженапечатанной ликвидности. Это, в свою очередь, обычно (но не всегда) приводит к росту кредитования банками экономики и созданию новых денег. Аналогично модное в последнее время «количественное смягчение», основанное на масштабной покупке центральным банком у коммерческих банков или других финансовых институтов долгосрочных ценных бумаг, является вариантом печатания денег.

Что же означает выражение «включить печатный станок»? Под этим экономисты обычно понимают более узкую ситуацию, когда центральный банк напрямую и на постоянной основе финансирует дефицит государственного бюджета за счет денежной эмиссии, то есть, по существу, печатает деньги на нужды правительства. Чаще всего это делается с помощью прямых покупок центробанком государственных долговых ценных бумаг у правительства, то есть за счет монетизации государственного долга. Получается, что центробанк решает не свойственные ему задачи (например, понижение инфляции), а прежде всего удовлетворяет потребности государства в деньгах. Понятно, что произойти это может, только если центральный банк теряет независимость, а его руководство подчиняется главе правительства или министру финансов.

Произойти это может, только если центральный банк теряет независимость, а его руководство подчиняется главе правительства или министру финансов

Включение печатного станка приводит к увеличению денежной массы и является вариантом мягкой кредитно-денежной политики, хотя стимулирование совокупного спроса в экономике не основная его цель. В отличие от снижения ключевой ставки или количественного смягчения такая политика редко дает возможность центральному банку ужесточить денежную политику с помощью изъятия денег из экономики в случае ускорения инфляции и перегрева экономики. Это грозит сваливанием в гиперинфляционную спираль, и исторических примеров тому множество. Поэтому сегодня центральные банки в развитых странах всегда защищают свою независимость от правительства, демонстрируют приверженность цели низкой и стабильной инфляции и подчеркивают тот факт, что они никогда не монетизируют государственный долг, то есть не покупают государственные ценные бумаги напрямую у правительства.

Как и другие меры стимулирующей кредитно-денежной политики, включение печатного станка не является вечным двигателем экономического роста. Такая политика может иметь значительный краткосрочный успех в случае, если экономика находится в ситуации глубокой дефляционной рецессии, с падающим потребительским и инвестиционным спросом, снижающимися ценами на товары и услуги (дефляцией), стагнирующим фондовым рынком. Образно говоря, для пациента с низким давлением и общей депрессией немного стимулятора в виде чашечки крепкого кофе будет только пользой.

Намного менее эффективны печатание денег и мягкая кредитно-денежная политика для борьбы с кризисами, вызванными шоками предложения (войны и революции, неурожай, резкое ухудшение условий торговли или внезапная остановка притока международного капитала). После таких событий падает выпуск и растет инфляция, и запуск печатного станка может только ускорить рост цен, без значительного эффекта для экономического роста. Другими словами, для пациента с общей депрессией, но высоким давлением крепкий кофе не поможет и даже противопоказан.

И тем более включение печатного станка бессильно в обеспечении устойчивого долгосрочного роста. Постоянное печатание денег приводит только к инфляции с риском попадания в гиперинфляционную спираль, когда разрушается денежное обращение и финансовая система, полностью останавливается инвестиционная активность, а экономика попадает в глубокую депрессию. Пациент превращается в наркомана, который не может жить без стимуляторов, хотя они разрушают его организм. Поэтому так важно, чтобы прием лекарства назначал и контролировал опытный и неподкупный доктор (независимый центральный банк), для которого здоровье пациента важнее всего.

Поэтому и столь опасно предложение Столыпинского клуба по эмиссионному стимулированию экономического роста. Авторы этой идеи, по существу, предлагают расширить директивное кредитование экономики, то есть хотят обязать коммерческие банки и институты развития (Внешэкономбанк, МСП банк, АИЖК и др.) выдавать долгосрочные кредиты по субсидированной (более низкой, чем рыночная) ставке процента на финансирование новых инвестиционных проектов в промышленности, на развитие малого и среднего бизнеса и стимулирование жилищного строительства. Однако связанные с этим убытки банков и институтов развития предлагается покрывать не за счет государственного бюджета, как это делается сейчас, а с помощью рефинансирования и рекапитализации Банком России, при этом на сумму не менее 1,5 трлн рублей в год в течение пяти лет.

Одновременно предлагается изменение мандата Банка России, обязывая его «совместно с правительством проводить не ограничительную, а стимулирующую кредитно-денежную политику и таргетировать не только инфляцию, но и рост ВВП и низкие долгосрочные ставки процента». И хотя авторы этой идеи всячески подчеркивают, что напечатанные деньги не будут направлены на текущие государственные расходы или покрытие государственного долга, по сути, это предложение является вариантом «включения печатного станка», когда центральный банк начинает выполнять несвойственные ему квазифискальные функции.

Давайте теперь обратимся к истории. Одним из немногих относительно успешных примеров включения печатного станка является Япония в 30-х годах XX века.

Источник

Запущен печатный станок! Что будет с инфляцией? Будет ли девальвация рубля?

Итак, глава Центрального банка РФ Э.С. Набиуллина, не так давно, сообщила о запуске печатного станка .

Пришла пора «сдуть пыль» и «смазать механизмы», т.к. к такой практике не возвращались с 1990 года. Не возвращались из-за страха раскрутить инфляцию.

А сама Эльвира Сахипзадовна очень боролась за сдерживание роста инфляции и её снижение.(так что это решение, думаю, ей далось не легко)

Глядя на официальные данные, можно сказать, что снижение Набиуллиной в последние годы удавалось достаточно неплохо. (Правда я в них совершенно не верю, но это моя личная точка зрения и мои проблемы:)

К концу этого года планировалось, что инфляция в России составит 3,5-4% , но «Коронакризис» повысил прогноз, и в апреле он вырос до 3,8-4,8% . (Интересно к этому времени уже планировали запуск печатного станка? Или пора снова корректировать прогноз?)

Пока, речь идет о вливании 1,5 трлн. рублей , через крупные государственные банки, которые будут покупать дополнительные объемы облигаций федерального займа(ОФЗ) на аукционе. ЦБ будет принимать эти облигации по РЕПО с пониженными ставками сроком на один месяц и на год. (Все данные из открытых источников)

Всё это следствия круговорота событий за последние полгода! А именно: обвала мировых цен на нефть, пандемии коронавируса COVID-19, кризиса в экономике.

Печатный станок запускают для того, чтобы « залатать дыры в бюджете », и при этом не потратить все средства из Фонда национального благосостояния(ФНБ).

На фоне этого у людей возникла паника . Все сетуют космической инфляцией и девальвацией рубля .

Будут ли последствия у всего этого? – однозначно да!

Можете ли вы остановить это? – однозначно нет!

Стоит ли впадать в панику? – конечно же нет!

Инфляция.

Отразится ли вновь напечатанная масса денег на инфляции – скорее всего.

Как бы меня не начали «хаить» за то, что между количеством денег в обращении и инфляцией есть прямая связь и дт. Давайте рассуждать хладнокровно. Мы видим, на примере США, где к слову напечатано гораздо больше «бумаги», что в стране возникают проблемы не инфляции, а дефляции!(как ни странно)

Понятное дело, что сравнивать развитые страны с твердой валютой и нашу страну с рублем не совсем корректно (Напомню, что Россия относится к развивающимся странам, чтоб меня помидорами не забросали). Но времена сейчас такие. И однозначно что-то предсказать не всегда получается!

Да и для роста инфляции, люди должны тратить деньги! А с этим сейчас в стране тяжело, у некоторых их вообще уже нет.

Источник

Оцените статью