Запущен ли печатный станок в россии

Гениальная афера: как ЦБ запустил печатный станок и не нарушил закон

На прошлой неделе глава Центрального банка РФ Эльвира Набиуллина заявила, что вводиться новый механизм поддержки экономики банков, как долгосрочные репо, простыми словами банки смогут занимать рубли у ЦБ под залог залог ценных бумаг.

За хитрыми словами и действиями скрывается простая истина: государство не хочет тратить Фонд национального благосостояния (последний резерв), а деньги нужны, даже не на пакеты мер поддержки бизнесу и населению, а просто чтобы покрыть дефицит бюджета и заплатить зарплату бюджетникам.

По оценке Минфина, с нефтью по 30 долларов за баррель (базовый сценарий) бюджет 2020 потеряет 4 триллиона рублей доходов, это 4,4 триллиона рублей в денежном выражении, 21% от размера самого бюджета (20,8 трлн рублей).

В СМИ мелькает красивый термин — государство в лице ЦБ запустило » QE по русски «, но на самом деле за этим красивым фразеологизмом скрывается до боли знакомое каждому русскому слово » пирамида «.

Как же работает эта » пирамида «? Минфин выпускает ОФЗ —> банки их покупают и тут же закладывают их ЦБ, чтобы получить ликвидность (рубли) —> ЦБ запускает печатный станок, чтобы дать эти рубли. И, вуаля, закон не нарушен.

Недавно, ЦБ снизил ставку рефинансирования на 0,5%, плюс Набиуллина уже анонсировала снижение ставки еще на 1%. Получается, схема становиться еще более гениальной, теперь ЦБ будет печатать деньги, обменивать их на ОФЗ, по которым оно стало платить меньше (ключевая ставка снизилась, процент по ОФЗ снизился).

Читайте также:  Бизнес с лазерным станком по фанере

ЦБ, чтобы обойти законодательный запрет на «печатание денег» для покрытия «дыры» в бюджете и срыть от народа допэмиссию рублей, придумало схему с репо.

Теперь один маленький вопрос: что происходит в стране, если денег стало больше, а товаров как было столько и осталось? Правильно, инфляция !

Кто бы, что не говорил, но я считаю, что даже в среднесрочной перспективе курс рубля ослабнет. Мои размышления можете почитать в статьях:

Источник

Россия запустит печатный станок: кому достанутся триллионы

Для денежной эмиссии нашелся подходящий момент

Денежная эмиссия считалась самым крайним методом спасения экономики при нынешнем руководстве Центробанка. Эльвира Набиуллина всегда выступала против «легких экономических решений», опасаясь возврата в 1990-е, с их жуткой инфляцией. Видимо, момент все-таки настал. ЦБ собирается напечатать до 1,5 трлн рублей, чтобы залатать дыру в бюджете, не опустошая Фонд национального благосостояния. По Конституции денежной эмиссией в России заправляет Центробанк. И он принял решение: свеженапечатанные деньги направить не в реальный сектор экономики, не на прямые выплаты населению, а своим подопечным — банкам.

С мая ЦБ запускает новый механизм вливаний в финансовый сектор. Регулятор планирует прокредитовать банки, используя схему РЕПО, анонсировала глава регулятора на последней пресс-конференции. Суть механизма такова: Центробанк купит у банков облигации федерального займа, а банки обязуются выкупить их обратно через определенный срок, накинув процент, равный ключевой ставке. Механизм РЕПО выгоден обеим сторонам: банки получат заем под залог ценных бумаг, а ЦБ заработает доход с обратной продажи. Для выкупа ОФЗ у банков регулятор и планирует напечатать полтора триллиона, как выяснило агентство Bloomberg.

Стратегический смысл маневра в том, что банки, как посредники между государством и субъектами экономики, получат денежную массу для депозитно-кредитной деятельности и реализации антикризисных инструментов (отсрочек по займам, льготной ипотеки). Проблемные банки это защитит от банкротства и избавит ЦБ от трат на санацию. Аукционы РЕПО планируется проводить ежемесячно, а займы будут выдаваться на месяц и год. Таким образом, через месяц и год банки должны выкупить свои облигации, вернув деньги Центробанку.

Бюджету России и Фонду национального благосостояния схема ЦБ поможет опосредованно. По закону Банк России напрямую не может финансировать государственные расходы и не может предоставлять кредиты правительству. Не могут просто так расходоваться на нужды бюджета и средства ФНБ. Поэтому и приходится придумывать разные схемы обхода: то акции Сбербанка купить за счет резервов, чтобы потом влить деньги в бюджет, то банки кредитовать, но не просто так, а под обеспечение гособлигациями.

Все это напоминает игру в наперстки, где государство и банки ловко прячут неуловимый шарик от стремительно беднеющего народа, приговаривая: «Кручу-верчу, обмануть хочу». Почему не напечатать деньги, чтобы просто раздать людям? Справедливо ли, что единственными прямыми получателями напечатанных рублей станут ростовщики — это вечное зло из гоголевского «Портрета», приносящее одни несчастья?

У денежной эмиссии есть серьезные противопоказания. В России с ее развивающейся (читай, слабой) экономикой противопоказаний еще больше. Главный риск, как гласит экономическая теория, это драматичный разгон инфляции. Когда появляются «лишние» деньги, цены взлетают, чтобы эти деньги ушли тем, кто поднял цены. Высокая инфляция — страшный сон российских властей, дежавю из 1990-х. Однако с коронакризисом и падением цен на нефть власти замучил еще один кошмар — полное истощение ФНБ. Если кубышка опустеет, то все социальные обещания превратятся в пшик. И пусть министр финансов хладнокровно повторяет, что резервов хватит до 2024 года, — ни независимые эксперты, ни здравый смысл этого не подтверждают. Нынешними темпами резервы спалятся года за два, а сколько будет длиться экономический кризис, вызванный коронавирусом, большой вопрос.

Похоже, новый кошмар оказался страшнее. Печатный станок все-таки расчехлят. Но, может быть, все не так страшно? По крайней мере для государства. Нынешний кризис настолько серьезен, что инфляции некуда разогнаться. За два месяца карантина россияне превзошли себя в тонком искусстве затягивания поясов. Да и некуда деньги тратить: все закрыто. Импорт сократился: из России деньги не уходят.

В этих условиях денежная эмиссия не так опасна. Адресат объявлен — банки, беднее никого не нашлось. И теперь своим удачным завершением затея выдать деньги банкам будет обязана тому, что в тонущей экономике захлебнулась даже инфляция. Понимаете, да? Залог успеха запуска печатного станка — наша бедность.

Источник

Запущен печатный станок! Что будет с инфляцией? Будет ли девальвация рубля?

Итак, глава Центрального банка РФ Э.С. Набиуллина, не так давно, сообщила о запуске печатного станка .

Пришла пора «сдуть пыль» и «смазать механизмы», т.к. к такой практике не возвращались с 1990 года. Не возвращались из-за страха раскрутить инфляцию.

А сама Эльвира Сахипзадовна очень боролась за сдерживание роста инфляции и её снижение.(так что это решение, думаю, ей далось не легко)

Глядя на официальные данные, можно сказать, что снижение Набиуллиной в последние годы удавалось достаточно неплохо. (Правда я в них совершенно не верю, но это моя личная точка зрения и мои проблемы:)

К концу этого года планировалось, что инфляция в России составит 3,5-4% , но «Коронакризис» повысил прогноз, и в апреле он вырос до 3,8-4,8% . (Интересно к этому времени уже планировали запуск печатного станка? Или пора снова корректировать прогноз?)

Пока, речь идет о вливании 1,5 трлн. рублей , через крупные государственные банки, которые будут покупать дополнительные объемы облигаций федерального займа(ОФЗ) на аукционе. ЦБ будет принимать эти облигации по РЕПО с пониженными ставками сроком на один месяц и на год. (Все данные из открытых источников)

Всё это следствия круговорота событий за последние полгода! А именно: обвала мировых цен на нефть, пандемии коронавируса COVID-19, кризиса в экономике.

Печатный станок запускают для того, чтобы « залатать дыры в бюджете », и при этом не потратить все средства из Фонда национального благосостояния(ФНБ).

На фоне этого у людей возникла паника . Все сетуют космической инфляцией и девальвацией рубля .

Будут ли последствия у всего этого? – однозначно да!

Можете ли вы остановить это? – однозначно нет!

Стоит ли впадать в панику? – конечно же нет!

Инфляция.

Отразится ли вновь напечатанная масса денег на инфляции – скорее всего.

Как бы меня не начали «хаить» за то, что между количеством денег в обращении и инфляцией есть прямая связь и дт. Давайте рассуждать хладнокровно. Мы видим, на примере США, где к слову напечатано гораздо больше «бумаги», что в стране возникают проблемы не инфляции, а дефляции!(как ни странно)

Понятное дело, что сравнивать развитые страны с твердой валютой и нашу страну с рублем не совсем корректно (Напомню, что Россия относится к развивающимся странам, чтоб меня помидорами не забросали). Но времена сейчас такие. И однозначно что-то предсказать не всегда получается!

Да и для роста инфляции, люди должны тратить деньги! А с этим сейчас в стране тяжело, у некоторых их вообще уже нет.

Источник

Печатный станок Банка России разгоняет инфляцию вместо экономики

Центробанк увеличивает рублёвую денежную массу, но не пускает её в реальную экономику. Это исключительно странный способ защиты национальной валюты

Таргетирование вместо пресечения

В любом учебнике по экономике можно прочитать, что в случае возникновения дефицита государственного бюджета (превышение расходов над доходами) государство закрывает возникающую «дыру» с помощью займов (внутренних или внешних). Один из вариантов затыкания бюджетной «дыры» — размещение долговых бумаг государства у своего Центробанка. Последний приобретает такие бумаги с помощью денег, создаваемых на «печатном станке». Это так называемая необеспеченная денежная эмиссия, которая создаёт инфляцию.

В текущем десятилетии российский бюджет был в основном дефицитным. Величина дефицита составила (% ВВП): 2012 г. — 0,02; 2013 г. — 0,5; 2014 г. — 0,5; 2015 г. — 2,6; 2016 г. — 3,5; 2017 г. — 1,4. И лишь в прошлом году бюджет был сведён с профицитом: превышение доходов над расходами составило 2,7% ВВП.

Дефициты бюджетов, безусловно, подпитывали инфляцию в стране. С 2013 года Банк России объявил, что отныне главной целью его денежно-кредитной политики становится «таргетирование инфляции» (хотя в статье 75 Конституции РФ записано, что таковой целью является «защита и обеспечение устойчивости рубля»).

Любой добросовестный студент экономического вуза сказал бы, что самым простым и очевидным способом преодоления инфляции является ликвидация дефицита государственного бюджета. С этой точки зрения борьба с инфляцией в России выглядит, мягко говоря, странно.

Начать надо с того, что дефициты государственного бюджета, фиксировавшиеся в 2012-2017 гг., являются искусственными. Ведь в стране в этот период было два гигантских фонда, которые находились в ведении Минфина: Резервный фонд и Фонд национального благосостояния (ФНБ). В 2012 году остатки ФНБ, например, составляли в среднем около 4,0% ВВП, а остатки Резервного фонда — 3,1%. В 2017 году эти показатели были соответственно равны примерно 4,7% и 1,1%.

Фото: www.globallookpress.com

Самым очевидным способом поставить точку на инфляции было закрытие дефицита бюджета с помощью денег указанных фондов. Это мог и должен был сделать Минфин. Так, в 2017 году средств в обоих фондах было в четыре с лишним раза больше, чем бюджетная «дыра». Но вместо простого и очевидного решения проблемы, для которого не очень даже нужен был Центробанк, последний взял проблему на себя и с увлечением занялся «таргетированием инфляции».

Самый настоящий спектакль, но спектакль не безобидный! Центробанк включал «печатный станок» для закрытия бюджетной «дыры» и одновременно изымал «лишние» деньги из обращения. Это похоже на то, как если бы водитель автомобиля одновременно нажимал на педали газа и тормоза. Инфляция никуда не уходила, а экономика лишалась денег.

До сих пор не могу понять: или А. Силуанов и Э. Набиуллина были двоечниками по экономике, или же они всё прекрасно понимают и сознательно уничтожают Россию? Интересно, сколько ещё этот тандем, называемый «денежными властями», будет продолжать свой изуверский эксперимент над российской экономикой? Не до тех ли пор, пока от некогда большого и прочного дома останется одно пепелище?

Рубли мимо экономики

О том, что российская экономика хронически задыхается от безденежья, свидетельствует коэффициент монетизации экономики, который представляет собой отношение величины денежной массы (денежный агрегат М2, представляющий собой сумму наличных и безналичных денег) к ВВП страны, выражаемое в процентах. Чтобы экономика не «задыхалась», нужно, чтобы коэффициент монетизации был не менее 50%. По данным МВФ, среднемировой коэффициент монетизации в середине текущего десятилетия составлял 125%, в экономически развитых странах был выше 150%. А в Китае, Японии, Нидерландах и некоторых других странах — свыше 200%.

А в России? В нулевые годы коэффициент был ниже 30%, сейчас колеблется в диапазоне от 40 до 45%. Достаточно много интересных зарубежных и российских исследований показывают почти стопроцентную корреляцию между показателями монетизации экономики и темпами экономического роста (см., например, Блинов С. Н. «Запах рецессии»). Нет никаких сомнений, что педаль тормоза российской экономики находится у Центробанка, управляющего денежной массой. А Минфин Центробанку в этом преступном деле подыгрывает.

А. Силуанов (справа) и Э. Набиуллина. Фото: www.globallookpress.com

Примечательно, что в прошлом году федеральный бюджет РФ был наконец сведён с профицитом. Превышение доходов над расходами составило аж 2,7% ВВП. Казалось бы, инфляция должна была испариться как утренний туман. Ан нет! Согласно данным Росстата, по итогам 2018 года инфляция составила 4,3%. Удивительная вещь, идущая вразрез с догматами экономической науки. Но всё просто: даже в условиях бюджетного профицита «печатный станок» Центробанка продолжал работать. Он продолжает работать и в этом, 2019, году.

Пока у бюджета ещё были дефициты, они камуфлировали деятельность Центробанка по разгону инфляции: мол, Центробанк инфляцию не создавал, он лишь с ней боролся. Но прошлый год показал, что на Минфин уже инфляцию не спишешь. Телеграфным языком повторю основные пункты, раскрывающие роль ЦБ в разгоне инфляции, изложенные в моей недавней статье «Как и зачем Центробанк России раскручивает инфляцию»:

  1. Высокая ключевая ставка Центробанка делает банковские кредиты дорогими для предприятий реального сектора экономики. Большие расходы на обслуживание долгов по таким кредитам повышают издержки производства и цены.
  2. Отказ Центробанка от контроля над валютным курсом рубля ведёт к неуклонному снижению этого курса. Это повышает рублёвые цены на товары импортного происхождения и вносит свой вклад в раскручивание инфляции.
  3. Дорогие кредиты ускоряют банкротство предприятий реального сектора экономики. Происходит обесценение или даже физическое уничтожение активов таких предприятий-банкротов. Усиливается дисбаланс материальных активов и денежной массы в сторону денежной массы.
  4. В банковском мире России обнаруживаются гигантские «чёрные дыры» (дисбалансы между обязательствами и активами), которые Центробанк пытается частично закрывать путём санирования «системно значимых» банков. Такое санирование осуществляется с помощью «печатного станка».

Казалось бы, у Центробанка есть простой и очевидный способ покончить с инфляцией — организовать масштабное кредитование реального сектора экономики и таким образом увеличить предложение товаров и разных материальных активов в российской экономике. Но ведь у Центробанка задачи как раз противоположные. Он делает всё возможное для того, чтобы российская экономика не начала оживать.

Странности налогового манёвра

Добавлю, что у Центробанка, занимающегося «таргетированием инфляции», имеются также иные причины и поводы включать «печатный станок» и разгонять инфляцию. Одна из них связана с так называемым «налоговым манёвром», который был предложен Минфином и получил законодательное одобрение в Государственной думе. Принятый в июле 2018 года закон предусматривает поэтапное снижение экспортной пошлины на нефть с 30 до 0% с 2019 года в течение шести лет. Одновременно будет происходить поэтапный трёхлетний рост налога на добычу полезных ископаемых.

Проталкивая закон, правительство обещало, что налоговая реформа позволит получить дополнительные доходы в размере 1,3-1,6 трлн руб. в течение шести лет. Я в своё время знакомился с расчётами, они мне показались очень «мутными». Согласно обещаниям власти, в расчёте на год получается всего 200-250 млрд руб. Стоило ли огород городить?

Повышение НДС с 18 до 20% точно даст раза в полтора больше поступлений, чем указанный «налоговый манёвр». А вот удар по гражданам этот «манёвр» точно наносит, ведь он создаёт стимулы больше вывозить нефтепродуктов на внешний рынок и оголять внутренний. Не надо было быть пророком, чтобы предвидеть, что «манёвр» приведёт к росту цен на бензин и другие нефтепродукты внутри России.

Нефтяной бизнес и власти в этой ситуации придумывают ещё один «манёвр». Они заключают соглашение о заморозке цен на бензин и ряд нефтепродуктов на внутреннем рынке при одновременной выплате бизнесу бюджетных денег для «компенсации упущенной выгоды».

Из каких источников правительство изыщет деньги на компенсации?

Как сообщают деловые издания, деньги будут изысканы в Фонде национального благосостояния (что касается Резервного фонда, то он был ликвидирован в прошлом году ввиду полного исчерпания ресурсов). Названа сумма ожидаемых компенсаций в этом году — около 450 млрд руб.

А как они будут перечисляться нефтяному бизнесу, если находятся в ФНБ, который является валютной кубышкой Минфина, и размещены на валютном депозите Центробанка? Вот как: Минфин продаёт соответствующую сумму из ФНБ, но не на валютной бирже, где за неё заплатили бы уже обращающимися рублями, а напрямую Центробанку, который приобретает её за счёт новых рублей, созданных с помощью «печатного станка». Эти рубли будут направлены не на строительство новых заводов и фабрик, которые наполнили бы российский рынок новыми товарами, нет. Это необеспеченная рублёвая эмиссия, разгоняющая инфляцию в российской экономике.

Фото: www.globallookpress.com

Как убили Резервный фонд

Возвращаясь к теме бюджетных дефицитов 2012-2017 гг., скажу, что для их покрытия использовался похожий механизм. Минфин сообщал, что бюджетные дефициты закрывались с помощью денег Резервного фонда и ФНБ. Валютные средства фондов конвертировались в рубли не через биржу, а путём прямой продажи Центробанку, который покупал валюту у Минфина с помощью новых напечатанных рублей. В частности, в 2015 году под приобретение валюты из Резервного фонда ЦБ напечатал 2,1 трлн руб. В 2016 году «печатный станок» включался трижды: в апреле, мае, августе. Каждый раз с него сходило «печатной продукции» на 390 млрд руб. Четвёртый раз печатный станок был запущен в декабре, с него сошло 966 млрд рублей.

В 2017 году станок простаивал восемь месяцев, а в сентябре был запущен, когда Минфину понадобились деньги для выплаты пенсий.

К концу 2017 года валюта Резервного фонда была исчерпана, для текущих потребностей стали использовать ФНБ (хотя он изначально задумывался как «долгоиграющий» фонд будущих поколений). По той же эмиссионной схеме Фонд был задействован дважды — в ноябре и декабре 2018 года. Минфин продал Центробанку в общей сложности 6,75 млрд долл., 6,71 млрд евро и 1,75 млрд фунтов стерлингов. Под эту валюту ЦБ напечатал 1,1 трлн рублей, которыми был закрыт дефицит Пенсионного фонда России.

Таким образом, под прикрытием непрерывных мантр о «таргетировании инфляции» Центробанк регулярно включает печатный станок для того, чтобы закрывать разные «чёрные дыры» — в банковской системе, в федеральном бюджете, в Пенсионном фонде — и, конечно, для того, чтобы наши олигархи не понесли потерь в виде «упущенной выгоды». Всё это является необеспеченной эмиссией, которая как раз и разгоняет инфляцию.

Необеспеченная эмиссия Центробанка становится нормой. Как сообщил Минфин, в 2020 году компенсационные выплаты нефтяному бизнесу могут составить уже 1,7 трлн руб., то есть с печатного станка Центробанка сойдёт почти в четыре раза больше необеспеченных рублей, чем в этом. Вот вам и «таргетирование инфляции», и «налоговый манёвр» в одном флаконе.

Источник

Оцените статью