Древние ткацкие станки появились в

Ткацкий станок: от создания, до наших дней.

Ткацкий станок: от создания, до наших дней.

4 апреля 1785 года англичанин Картрайт получил патент на механический ткацкий станок. Имя изобретателя первого ткацкого станка неизвестно. Однако принцип, заложенный этим человеком, жив до сих пор: ткань состоит из двух систем нитей, расположенных взаимно перпендикулярно, и задача станка – их переплести.
Первые ткани, изготовленные больше шести тысяч лет назад, в эпоху неолита, до нас не дошли. Однако свидетельства их существования – детали ткацкого станка – увидеть можно.

Сначала нити переплетали с помощью ручной силы. Даже Леонардо да Винчи, сколько ни пытался, так и не смог изобрести механический ткацкий станок.

Вплоть до XVIII века эта задача казалась неразрешимой. И лишь в 1733 году молодой английский суконщик Джон Кей сделал первый механический (он же самолетный) челнок для ручного ткацкого станка. Изобретение исключило необходимости вручную пробрасывать челнок и позволило вырабатывать широкие ткани на машине, обслуживаемой одним человеком (раньше требовались два).


Дело Кея продолжил самый успешный реформатор ткачества Эдмунд Картрайт.


Любопытно, что он был по образованию чистым гуманитарием, выпускником Оксфорда со степенью магистра гуманитарных наук. В 1785 году Картрайт получил патент на механический ткацкий станок с ножным приводом и построил в Йоркшире прядильно-ткацкую фабрику на 20 таких устройств. Но на этом не остановился: в 1789 году запатентовал гребнечесальную машину для шерсти, а в 92-м — станок для витья веревок и канатов.
Механический станок Картрайта в своей первоначальной форме был еще настолько несовершенным, что никакой серьезной угрозы для ручного ткачества не представлял.

Читайте также:  Станок фрезерный jet jvm 836 ts


Поэтому до первых лет XIX века положение ткачей было несравненно лучше, чем прядильщиков, их доходы обнаруживали лишь едва заметную тенденцию к понижению. Еще в 1793 году «тканье кисеи было ремеслом джентльмена. Ткачи всем своим видом походили на офицеров в высшем чине: в модных сапожках, гофрированной рубашке и с тросточкой в руке они отправлялись за своей работой и иногда привозили ее домой в карете».

В 1807 году британский парламент направил в правительство меморандум, где утверждалось, что изобретения магистра гуманитарных наук способствовали повышению благосостояния страны (и это чистая правда, Англия не зря слыла тогда «мастерской мира»).

В 1809-м палата общин выделила Картрайту 10 тысяч фунтов стерлингов – совершенно немыслимые по тем временам деньги. После чего изобретатель удалился от дел и поселился на небольшой ферме, где занимался усовершенствованием сельскохозяйственных машин.
Станок Картрайта почти сразу же принялись улучшать и модифицировать. И немудрено, ведь прибыль ткацкие фабрики давали нешуточную, и не только в Англии. В Российской империи, например, Лодзь благодаря развитию ткачества за XIX век из маленького поселка превратился в громадный по тогдашним меркам город с населением в несколько сотен тысяч человек. Миллионные состояния в империи часто наживались именно на фабриках этой отрасли – достаточно вспомнить Прохоровых или Морозовых.
Уже к 30-м годам в картрайтовский станок добавили массу технических усовершенствований. В итоге таких машин на фабриках становилось все больше, а обслуживало их все меньшее число работников.
На пути неуклонного повышения производительности труда стояли новые препятствия. Наиболее трудоемкими при работе на механических станках были смена и зарядка челнока. Например, при изготовлении самого простого ситца на станке фирмы Platt ткач тратил на эти операции до 30% времени. Более того, он должен был постоянно следить за обрывом основной нити и останавливать машину для устранения недостатков. При таком положении вещей расширить зону обслуживания не удавалось.


Только после того как в 1890-м англичанин Нортроп придумал способ автоматической зарядки челнока, фабричное ткачество совершило настоящий прорыв. Уже в 96-м фирма Northrop разработала и вывела на рынок первый автоматический ткацкий станок. Это в дальнейшем позволило рачительным фабрикантам изрядно сэкономить на зарплатах. Следом появился и серьезный конкурент станку-автомату – ткацкая машина вообще без челнока, которая многократно увеличивала возможность обслуживания одним человеком нескольких устройств.

Современные ткацкие станки развиваются в привычном для многих технологий компьютерном и автоматическом направлениях. Но главное сделал еще два с лишним века назад любознательный Картрайт.

Источник

Joomla! Open Source Content Management

Искать

Если задать вопрос, какая вещь в повседневном быту современного человека имеет первостепенное значение, ответы будут разными. Возможно, назовут мыло, мебель, посуду. И всё-таки без столь полезных без спору вещей, можно как-то обойтись, хотя даже представить это нелегко. А вот если из обихода полностью исчезнет ткань, то мир вокруг нас, согласитесь, изменится неузнаваемо. Ведь именно из ткани шьют одежду, не говоря уж о многих других применениях этого материала.
Так что изобретение пряжи — нитей из шерсти или растительных волокон — и способа изготовления из пряжи ткани — невероятно значимые для человечества достижения. И вовсе не случайно, что едва ли не первыми производственными процессами, которые люди постарались механизировать, были как раз изготовления пряжи и ткани. Более того, технические достижения именно в этой области как бы подстёгивали изобретательскую мысль и в других направлениях. Может быть, не все знают, что промышленная революция XVIII века, которая привела к массовому появлению самых разных машин, началась именно с изобретения достаточно совершенного ткацкого станка.
Впрочем, о том, как человек становился ткачом, лучше, конечно, рассказать по порядку.
Древнейшим образцам ткани, дошедшим до наших дней, насчитывается несколько тысяч лет. Археологи не раз находили в древнеегипетских гробницах тонкие полотна изо льна, а также более плотный материал, расписанный цветными рисунками. Благодаря тому, что в Египте сухой климат и нет резких температурных перепадов, древняя ткань неплохо сохранилась.
По этим археологическим находкам можно судить, что работа древнеегипетских ткачей была весьма качественной, хотя они изготавливали ткань вручную. Под сильным увеличительным стеклом хорошо видно, что нити древних тканей переплетены очень аккуратно, лежат, что вдоль, что поперёк, ровными, прямыми линиями. Впрочем, чему удивляться: древние египтяне были далеко не первыми ткачами — искусству переплетать нити, чтобы получать из них ткани, люди стали учиться ещё за тысячи лет до египетской цивилизации. А натолкнул их на такую мысль ещё более древний навык — плетение корзин, подстилок, сетей, обуви из гибких веток, тростника, длинных побегов травы. Это уже умели и наши далёкие первобытные предки.
Однако для изготовления тканей ни один из этих материалов не годился. Но и тут на помощь первобытному человеку пришла сама природа. Пытливые предки заметили, что из многих растений, например, льна, хлопчатника, конопли и даже крапивы, можно извлечь упругие и прочные волокна.
Годилась для этого и шерсть домашних животных. Но, чтобы приготовить из волокон пряжу, приходилось изрядно потрудиться. Извлечь волокна из стеблей льна, например, особенно нелегко. А шерсть нужно сначала очистить, тщательно промыть, просушить. Из подготовленного сырья скручивали длинные прочные нити. Такой процесс называется прядением, а полученные нити — пряжей. И уже тысячи лет назад человек постарался хоть как-то рационализировать прядение, изобретя веретено — стержень из дерева или камня, на который наматывалась готовая нить. Скручивать её приходилось вручную, постепенно вытягивая из заготовленного сырья пучки волокон. Немного забегая вперёд, стоит сказать, что, в конце концов, человек изобрёл прялку. Теперь прядильщик рукой крутил колесо, соединённое с веретеном ременной передачей. Вращаясь, веретено само постепенно вытягивало пучки волокон, превращая их в нити пряжи. Ну а что касается процесса изготовления ткани, то он тоже постепенно рационализировался. Правда, на заре ткачества он был совсем прост.
Можно представить, с помощью каких нехитрых приспособлений работали первобытные ткачи. В землю вбивались две крепкие ветки с рогульками наверху. Они удерживали деревянный стержень. Примерно такое же устройство, только пониже, мастерят в туристском походе, чтобы подвесить над костром чайник. Древние ткачи привязывали к этому стержню, одну рядом с другой, нити пряжи, свисающие до земли. Чтобы они не спутывались, к их концам крепились грузики. Кстати, и по сей день эти продольные нити называются в текстильном производстве основой. Для превращения основы в ткань продольные нити надо переплести поперечными, которые называются утком.
Сам же этот процесс был несложным, хотя и трудоёмким. Ткач пропускал уток сквозь основу таким образом, чтобы он проходил, например, поверх чётных нитей и под низом нечётных, а в обратную сторону наоборот. Удобнее всего это было делать заострённой палочкой, на которую наматывалась нить утка. При этом надо было следить и за тем, чтобы нити ложились ровно и плотно одна к другой. Так постепенно нити превращались в ткань. Она могла быть разной — лёгкой из льняной пряжи, грубой и тёплой из шерстяной. Как бы то ни было, первобытный человек получил наконец возможность облачиться в одежды, пошитые из ткани. Шить-то он научился ещё раньше, мастеря одеяния из звериных шкур.

Постепенно ткацкое производство совершенствовалось. Сначала древние изобретатели сообразили: если поднимать разом все чётные или нечётные нити основы, то уток можно перекидывать под ними на другую сторону одним движением. Поэтому на концах нитей основы появились деревянные дощечки, называемые ремезами. К одной дощечке крепились чётные нити, к другой нечётные. Мастер, поднимая то один ремез, то другой, последовательно отделял нити друг от друга и перекидывал уток то справа налево, то слева направо. Процесс ткачества стал быстрее в десятки раз. Оставалось только догадаться, что с помощью дополнительных ремезов можно поднимать в каком-то определённом порядке и другие нитки основы, делая их переплетение с утком более сложным. Таким образом, на ткани можно было получить определённый рисунок. Ткачи широко пользовались подобными «хитростями» уже в античные времена.
Постепенно ткацкий станок становился именно станком. В Средние века, например, мастер управлял ремезами, нажимая ногами на педали, руки при этом оставались свободными. Уток можно было перекидывать то вправо, то влево гораздо быстрее, производительность труда выросла. Однако ткань получалась неширокой, как раз такой, насколько хватало длины руки ткача.

Но вот, наконец пришёл XVIII век, когда в текстильном производстве произошли важнейшие перемены. В этом заслуга английских изобретателей Джона Кея и Эдмунда Картрайта. Первый из них в 1733 году придумал конструкцию механического челнока для нити утка. Челнок двигался по направляющим, таща за собой нить, подгоняемый ударами специальных деревянных молоточков, укреплённых по обеим сторонам рамы станка. После каждого движения челнока основа, намотанная на валик, продвигалась вперёд на один «шаг», освобождая место для нового «стежка». Челнок Джона Кея назвали «самолётным».
Как раз с этого изобретения, можно считать, и началась промышленная революция. Дело в том, что ткацкие станки с челноком-самолётом позволили производить гораздо больше тканей, чем раньше. Ткацким предприятиям стало не хватать пряжи, которую по-прежнему вырабатывали вручную. Пришлось изобретать прядильную машину, что и сделал в 1765 году другой английский изобретатель — Джеймс Харгривс. Через несколько лет в Англии появились прядильные фабрики, машины которых работали с помощью водяных двигателей.
Наконец, в середине 80-х годов Эдмунд Картрайт изобрёл ткацкий станок, где все операции были механизированы. Как раз к тому времени ещё один англичанин, Джеймс Уатт, завершил работу над своим паровым двигателем. И Картрайт построил ткацкую фабрику с двадцатью станками, установив для их привода машину Уатта. Так что первое широкое применение паровой двигатель нашёл именно в ткацком производстве.
Конечно, в дальнейшем ткацкий станок непрерывно совершенствовался. Особо стоит отметить французского изобретателя Жозефа Мари Жаккара. В 1801 году он создал. программируемый ткацкий станок. Для этого служили перфокарты — картонные таблички с пробитыми на них в определённом порядке отверстиями. Перфокарты были соединены в ленту, помещавшуюся наверху станка. Каждая перфокарта определённым образом управляла движениями нитей основы, «задавая» станку программу для создания того или иного узора на ткани. Нажимая педаль, мастер мог передвинуть ленту перфокарт и поменять программу. Позже с помощью перфокарт стали задавать программы металлорежущим станкам, но первым-то был ткацкий!
Ну а современные ткацкие станки — сложные, хорошо продуманные агрегаты. Конструкции у них разные — есть многочелночные, а есть станки без челноков — нить утка перебрасывает сжатый воздух. Зато сам главный принцип изготовления тканей переплетением основы и утка остался тот же самый, что придумал ещё первобытный человек.

Игорев, В. Как с ткацкого станка… началась промышленная революция /В. Игорев //А почему?. – 2008. — № 10. – С. 24-26.

Источник

Ткацкий станок

История создания ткацкого станка уходит в глубокую древность. Прежде чем научиться ткать, люди научились плести из веток и камыша простые циновки. И лишь освоив технику плетения, они задумались о возможности переплетать нити. Первые ткани из шерсти и льна начали изготавливать в эпоху неолита, более пяти тысяч лет назад до нашей эры. Согласно историческим сведениям в Египте и Месопотамии ткань изготавливалась на простых ткацких рамах. Рама представляла из себя два деревянных шеста, хорошо закрепленных в земле параллельно друг другу. На шестах натягивались нити, с помощью прута ткач приподнимал каждую вторую нить, тут же протягивал уток. Позже, около трех тысяч лет до н. э., у рам появился поперечный брус (навой), с которого свисали нити основы почти до земли. Внизу к ним крепились подвесы, чтобы нити не спутывались.

В 1550 году до нашей эры изобрели вертикальный ткацкий станок. Ткач пропускал уток с привязанной ниткой через основу так, чтобы одна висящая нить была по одну сторону утка, а следующая — по другую. Таким образом, сверху поперечной нити оказывались нечетные нити основы, а снизу — четные или наоборот. Такой способ полностью повторял технику плетения и занимал очень много сил и времени.

Ручной ткацкий станок

Вскоре древние мастера пришли к выводу, что найдя способ одновременного поднятия четных или нечетных рядов основы, можно было бы сразу протянуть уток через всю основу, а не через каждую нить в отдельности. Так был придуман ремез — приспособление для разделения нитей. Это был деревянный стержень, к которому крепились четные или нечетные нижние концы нитей основы. Потянув ремез, мастер отделял четные нити от нечетных и пропускал уток через всю основу. Правда, обратно следовало пройти каждую четную нить в отдельности. Чтобы решить эту проблему, к грузикам на концах нитей привязывали шнурки. Другой конец шнурка прикрепляли к ремезам. К одному ремезу крепили концы четных нитей, ко второму — нечетных. Теперь мастер мог отделять нечетные и четные нити, потянув за один или второй ремез. Теперь он делал лишь одно движение, перебрасывая уток через основу. Благодаря техническому прогрессу в ткацком станке была изобретена ножная педаль, но до XVIII в. мастер по-прежнему проводил уток через основу вручную.

Механический ткацкий станок Эдмунда Картрайта

Лишь в 1733 году суконщик из Англии Джон Кей изобрел механический челнок для ткацкого станка, что стало революционным прорывом в истории развития текстильной промышленности. Пропала необходимость перебрасывать челнок вручную, появилась возможность выпускать широкие ткани. Ведь раньше ширина полотна была ограничена длиной руки мастера. В 1785 году Эдмунд Картрайт запатентовал свой механический ткацкий станок, оснащенный ножным приводом. Несовершенство первых механических станков Картрайта до начала XIX века не представляло большой угрозы для ручного ткачества. Однако станок Картрайта стали улучшать и модифицировать и к 30-м годам XIX века число машин на фабриках увеличивалось, а число обслуживающих их работников стремительно уменьшалось.

В 1879 году Вернер фон Сименс создает электрическую ткацкую машину. В 1890 году англичанин Нортроп изобрел автоматический способ зарядки челнока, а в 1896 году его фирма представила первый автоматический станок. Конкурентом этому станку стала ткацкая машина без челнока. Современные ткацкие станки полностью автоматизированы.

Источник

Оцените статью