Дмитрий моор безбожник у станка 1923 1931

Журнал «Безбожник» и другая антирелигиозная пропаганда в СССР

Советская власть на первом этапе своего существования большое внимание уделяла антирелигиозной пропаганде, как среди детей, так и среди взрослых. С 1922 года в СССР издавалась газета «Безбожник», вокруг которой быстро сложилась сеть корреспондентов и читателей. Благодаря им в августе 1924 года в Москве было образовано Общество друзей газеты «Безбожник».

I съезд ОДГБ, который состоялся в апреле 1925 года, постановил создать единое всесоюзное антирелигиозное общество, получившее название «Союз безбожников». В том же году появился ежемесячный научно-методический журнал «Антирелигиозник», который стал органом Центрального Совета Союза безбожников СССР.

С 30 января по 4 февраля 1932 г. в Москве проходила XVII партийная конференция, одобрившая план развития промышленности на 1932 год и принявшая директивы к составлению второго пятилетнего плана социалистического строительства. На конференции была сформулирована главная политическая задача второй пятилетки — окончательно ликвидировать капиталистические элементы и классы вообще, полностью уничтожить причины, порождавшие классовые различия и эксплуатацию, преодолев пережитки капитализма в экономике и сознании людей, превратив все трудящееся население страны в сознательных и активных строителей бесклассового социалистического общества.

Задачи, как видим, были поставлены, и цели определены. Для религиозных организаций эта определенность XVII партконференции была равносильна приговору. Сознательные и активные строители нового общества не могли быть носителями «религиозной заразы». Антирелигиозную деятельность необходимо было усилить. Разумеется, Союз воинствующих безбожников не мог стоять в стороне от этого дела. И действительно, к ноябрю 1931 г. в его рядах числилось уже свыше 5 миллионов членов, объединенных в более чем 60 тысяч ячеек (а ведь в 1926 г. в Союзе было только 87 тысяч человек, в 1929 г. — 465 тысяч, а в 1930 г. — свыше 3,5 миллиона!). Тиражи антирелигиозной литературы также увеличивались год от года: если в 1927 г. организации безбожников издали книг и брошюр общим объемом в 700 тысяч печатных листов-оттисков, то в 1930 г. — уже свыше 50 миллионов. Тираж газеты «Безбожник» в 1931 г. достиг полумиллиона экземпляров, а тираж журнала «Безбожник у станка» — 200 тысяч. Вовсю организовывались кружки юных безбожников (к концу 1931 г. в них было 2 миллиона человек). Кстати сказать, в 1932 г. в государственном антирелигиозном издательстве тиражом 12,5 тысячи экземпляров вышел и первый том пятитомного сборника председателя ЦС СВБ Е.М. Ярославского «Против религии и Церкви».

Читайте также:  Вф3м8 продольно фрезерный станок

На какие средства Союз жил и содержал свою бюрократию, занимался издательской деятельностью? Официально — на членские взносы (60 копеек с горожанина и 24 копейки от жителя деревни), а также доход от литературного издательства. Реально — помогало государство, заинтересованное тогда в усилении безбожной пропаганды. Именно государство было заинтересовано в создании специальных антирелигиозных рабочих университетов — специальных учебных заведений, создававшихся с целью подготовки антирелигиозного районного актива буквально накануне нового наступления на религию и Церковь в СССР. Первый такой университет появился в Рогожско-Симоновском (Пролетарском) районе Москвы. В 1930 г. в Москве был даже издан сборник программ и материалов «Рабочего антирелигиозного университета». Средства на создание такого университета во всех крупных городах СССР могла предоставить только центральная власть.

Перепись населения, прошедшая в 1937 г., стала своего рода барометром религиозных настроений, имевших место в советском обществе. Внесенные в опросные листы по личному указанию Сталина вопросы о религиозных убеждениях дали потрясающую информацию: из 30 миллионов неграмотных граждан СССР старше 16 лет 84% (или 25 миллионов) признали себя верующими, а из 68,5 миллиона грамотных — 45% (или более 30 миллионов). Даже скорректированные властями, эти цифры заставляли признать явные неуспехи тотальной борьбы с религией и Церковью. Декларированные цели достигнуты не были, хотя НКВД весьма много сделал для «искоренения» религиозных деятелей всех конфессий. Необходимо было принимать какие-либо меры, в том числе и «оживлять» Союз воинствующих безбожников.

Летом 1941 года, после начала Великой Отечественной войны, издания Союза воинствующих безбожников были закрыты, а Союз практически прекратил свое существование. В 1947 году функции пропаганды научно-атеистических знаний были переданы вновь созданному Всесоюзному обществу «Знание».

Читайте также:  Японские станки в ссср

Бессменным лидером Союза воинствующих безбожников и редактором его печатных изданий был Емельян Ярославский(Миней Израилевич Губельман), который ещё в 1898 году, в возрасте 20 лет вступил в РСДРП, организовал первый марксистский кружок среди рабочих Забайкальской железной дороги, а также кружок учащихся. С октября по декабрь 1905 года был одним из руководителей рабочего движения в Ярославле (отсюда и псевдоним Ярославский).

В июле 1917 года Емельян Ярославский вернулся в Москву, создавал военную организацию партии, был одним из руководителей большевистской газеты «Социал-демократ», осенью 1917 года редактировал газету «Деревенская правда». Был делегатом VI Съезда РСДРП(б), членом Московского военно-революционного комитета, одним из руководителей вооруженного восстания в Москве. От большевиков Москвы был депутатом Учредительного собрания. В 1918 году был комиссаром Московского военного округа, потом работал в Перми и Омске. На 8 и 9 Съездах партии избирался кандидатом, а на 10 и 11 Съездах — членом ЦК РКП(б), в 1921 году работал секретарем ЦК. На 12-16 съездах партии Ярославский избирался членом ЦКК ВКП(б), с 1923 года — секретарь партколлегии ЦКК. Был членом ЦИК СССР, редколлегии газеты «Правда» и журнала «Большевик», с 1931 года — председатель Общества старых большевиков, с 1937 года — депутат Верховного Совета СССР, с 1939 года — академик и член ЦК ВКП(б). Скончался 4 декабря 1943 года. Похоронен у Кремлевской стены.

Источник

LiveInternetLiveInternet

Метки

Рубрики

  • Искусство, связанное с религией (45)
  • Храмы и монастыри (29)
  • Витражи (8)
  • Фрески (4)
  • Иконопись (4)
  • мозаики (3)
  • ВЫСТАВКИ (5)
  • Стили (1)
  • Живопись (226)
  • Живопись западных мастеров. (58)
  • Современная живопись (51)
  • Живопись старых русских мастеров (21)
  • Акварель (20)
  • Живопись Востока (2)
  • Графика (31)
  • Декоративно-прикладное искусство (38)
  • Скульптура (36)
  • Архитектура (108)
  • Города и страны (92)
  • Мои путешествия (18)
  • Музеи (17)
  • Художественные музеи (3)
  • Музеи, посвященные известным личностям (2)
  • Литература (28)
  • Поэзия (20)
  • Музыка (3)
  • Популярная музыка (1)
  • Театр (1)
  • Кино (0)
  • История (108)
  • История и культура России (53)
  • История и культура Европейских стран (42)
  • История и культура стран Востока (2)
  • Великие имена, философия (44)
  • Просто жизнь (69)
  • Про мою страну (12)
  • Про другие страны (2)

Музыка

Подписка по e-mail

Поиск по дневнику

Статистика

Графика Д.Моора (Орлова) и его революция на плакатах и в книгах.

В преддверии столетия события, названного революцией, хотя все признаки бунта налицо, названного ВЕЛИКОЙ, хотя величие ее лишь в размерах разрушения, но это мое мнение, у каждого свое, и я здесь не о самой революции, а о художнике, честно служившей ей. Художнике настоящем, талантливом, хорошо нам известном — Дмитрии Стахиевиче Орлове, (работал под псевдонимом Д.Моор), одном из родоначальников советского политического плаката. Кто не помнит его знаменитый плакат 1920 года,

или не менее известный плакат 1921 года?

Моор (настоящая фамилия — Орлов), Дмитрий Стахиевич (1883-1946)- заслуженный деятель искусств РСФСР, член объединения «Октябрь» и председатель Объединения работников революционного плаката. Сотрудничал в журналах «Будильник», «Безбожник у станка», «У станка», «Даешь», «Крокодил», в газете «Правда». Преподавал в московском Вхутемасе-Вхутеине и в Московском полиграфическом институте (1922-1932), в Институте имени В. И. Сурикова (1939-1943). Среди его учеников — А. М. Каневский, Кукрыниксы, Б. И. Пророков, В. Н. Горяев, А. В. Кокорин, Ф. П. Решетников. Автор еще одной книги, о которой сейчас говорить не буду — не читала, называется «Я — большевик», М., 1967.

Меня больше интересует то, что Моор принадлежит к тем художникам-публицистам, «революцией мобилизованным и призванным», чьи произведения стали классическими образцами искусства советской политической графики.

Можно с уверенностью сказать, что и среди них Моор выделяется своим ярким талантом, страстным, бескомпромиссным утверждением революционной действительности, непримиримым отношением к врагам Советской страны. Гражданственность — основной пафос его искусства.

Занимался Моор и политической карикатурой.

Как карикатурист Д.Моор сотрудничал в газетах «Правда» (с 1922), «Известия», «Комсомольская правда» (1920-30-е), журналах «Крокодил» (с 1922), «Безбожник у станка» (1923-28), «У станка» (1924-25).

Д. Моор много занимался иллюстрацией многих книг, сам делал макеты будущих книг, использовал выразительные шрифты.

Азбука красноармейца Д. Моора (Дмиртия Орлова) — одна из самых выразительных по изобразительному материалу и редких азбук раннего советского периода. Она по праву входит в золотой фонд полиграфической культуры России!

Учебные пособия для бойцов Красной Армии издавались и до этой азбуки, например «Военный букварь» 1919 года, но уровень иллюстративного материала и текстов «Азбуки красноармейца» выделяет её из общего ряда советских учебно-пропагандистских изданий первых послереволюционных лет. В этом нет ничего удивительного

Его иллюстрации к «Диспуту» Г. Гейне, к книге А. Барбюса «В огне» и, наконец, к поэме В. Маяковского «Хорошо!» красноречиво свидетельствуют о продуманности и последовательности взглядов Моора на задачи художника в изданиях литературы разных видов.

Иллюстрация к Диспуту Г.Гейне, 1928-1929.

На приступ! Иллюстрация к роману А.Барбюса. В огне , 1938.

Иллюстрация к поэме В.Маяковского Хорошо! , 1940.

Иллюстрация к Сказке о золотом петушке А.С.Пушкина, 1940-е гг.

Иллюстрация к поэме Слово о полку Игореве , 1944.

В 1931 году Моор избирается председателем плакатной секции Государственной Академии искусств и плакатной секции МОССХа.

С 1922 по 1932 год он преподавал во Вхутемасе на кафедре литографии, позже — в Полиграфическом институте на кафедре плаката. Учениками Моора были многие выдающиеся советские художники — Кукрыниксы, А. Каневский, Б. Пророков, В. Горяев и другие.

Однако «Азбука красноармейца» оказалась обойдённой вниманием искусствоведов: упоминания о ней отсутствуют даже в специальных монографиях, посвящённых творчеству Моора. Между тем именно в ней отчётливо проступают черты «фирменного стиля», выработанного художником в послеоктябрьский период: кричащая злободневность сюжетов, тщательность художественной проработки рисунка и подчёркнутая хлёсткость текстовок. Хлесткость эта отразилась и в его поздних изображениях «пролетария», возможно, от некоторого разочарования.

Рисунок 1944 года, за два года до смерти.

Скончался Дмитрий Стахиевич 24 октября 1946 года (г. Москва). Его работы находятся в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, Российской государственной библиотеке, Центральном музее Вооружённых Сил, Историко-мемориальном музее «Смольный», других музеях и частных коллекциях России, Великобритании, Германии, Испании, Португалии, США, Франции.

Источник

Опиум для народа или «Безбожник у станка».

Недавние кровавые события с Шарли Эбдо показали, что «шутки» с религией и чувствами верующих — очень сомнительная, по сути своей, идея.

В нашей же истории есть страница, связанная с насаждением не просто атеизма, но воинствующего атеизма. Тогда ведущая роль в этом отводилась различным печатным СМИ, продолжительность существования которых напрямую зависела от того, насколько «зубатыми» и смелыми в «обличении» они окажутся. Одним из таких был журнал «Безбожник у станка» , который выходил с 1923 по 1931 годы (существовала еще газета «Безбожник», сатирический журнал «Безбожный крокодил»). Порадовали меня некоторые факты из его «биографии». Во-первых, история названия. Так как с грамотностью тогда были большие проблемы, то решили не выпендриваться на иностранный лад и назвать так, чтобы любому представителю рабоче-крестьянской было ясно и понятно. А то, что суть оскорбительна, так мы же коммунисты и негоже нам скрывать свои убеждения. Во-вторых, журнал пользовался-таки популярностью. Ему даже удалось проникнуть за границу, в частности, в Англию и Америку, где он встретил неподдельный интерес со стороны рабочего люда. Но в 1925 году, после протестного выступления архиепископа кентерберийского в Англии его официально запретили (потом и Германия поступит также). Даже в стране советов нередко звучали упредительные комментарии в адрес редакции из-за слишком уж крутой и жесткой сатиры. Журнал не только призывал бороться с попами (он выступал против любой религии в принципе), но и «ковал» кадры атеистическо-ориентированной молодежи, устраивал разнообразные конкурсы на лучшего учителя-антирелигиозника (бедные учителя!) и т.д.

«Юмор» и сатира не были однородными. Зависело не только от темы, но и от мастерства художника. С позиции сегодняшнего дня многое было не шибко утонченным, можно сказать примитивным, но зато «дешево и сердито» — Иисус-самогонщик, Бога называли «сволочью» и все в том же духе.

Самое интересное, что авторами карикатур выступали знаменитые художники, которых мы знаем как классиков «канонического» советского искусства.

Например, главным вдохновителем был Дмитрий Моор, основоположник советского политического плаката, автор всем известного «Ты записался добровольцем?». А посмотрите, что он тут вытворял, самый первый номер:

Источник

Оцените статью